Рабочий диагноз

« Назад

Рабочий диагноз 31.03.2016 09:24

 

http://alla-astakhova.ru/rabochij-diagnoz/

Наиля Мазитова: Охрану здоровья трудящихся надо не декларировать, а реформировать.

В 2015 году в России выявили 7607 случаев профессиональных заболеваний: чуть более 5 на 100 тысяч населения. А вот в Германии аналогичный показатель составил 78,1 на 100 тысяч, хотя работников вредных производств там даже по официальной статистике меньше, чем у нас. Что русскому здорово, то немцу смерть? Руководитель Центра профессиональной патологии Федерального научно-клинического центра отоларингологии ФМБА России Наиля Мазитова уверяет: мы видим лишь верхушку айсберга профессиональной заболеваемости. Цена неведения — запущенные болезни, отнимающие у общества людей, которые могли бы работать на его благо.

— Наиля Наилевна, значит, цифра лукава?

— Мы попросту не выявляем значительное количество профзаболеваний. По данным Росстата, в январе 2016 года у нас в стране за вычетом безработных было 71, 3 миллиона человек, занятых в экономике. Из докладов Роспотребнадзора известно, что более трети работников — примерно 25 миллионов человек — трудятся в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормативам. По данным того же Росстата, только 63 процента из них, 15-16 миллионов человек, проходят на работе медосмотры. Получается, что о здоровье остальных мы не имеем представления. И даже там, где профосмотры проводятся регулярно, к ним часто подходят формально. Вот и получается, что официальная статистика не отражает реальной картины. Последние 5-6 лет из доклада в доклад Роспотребнадзора кочует фраза о наблюдаемом диссонансе между очень плохими условиями труда и очень низким уровнем профзаболеваемости. В некоторых видах экономической деятельности во вредных условиях трудится каждый второй работник. А профзаболеваемость ниже, чем в Европе. Как такое может быть?

— Почему скрывают профзаболевания?

— У врача, проводящего медосмотр, может не хватить знаний и опыта для диагностики. Сейчас работодатель сам выбирает себе медицинскую организацию. И какую он выберет, как думаете? Чаще всего интересует минимальная цена, качество работы волнует в лучшем случае во вторую очередь. Работник тоже не заинтересован в выявлении заболеваний, потому что боится потерять работу. Раньше я много занималась профосмотрами. Часто приходилось объяснять работнику, что у него будет соцзащита, что профзаболевание не приговор. Но одной из главных причин низкого качества медицинских осмотров является прессинг работодателя. Зачастую он давит на медицинскую организацию, заставляя изменить диагноз и снять противопоказания для работы во вредных условиях. Однажды мне пришлось разбираться с такой ситуацией.  В медицинской организации врачи добросовестно подошли к проведению осмотра, выявили у некоторых работников случаи медицинских противопоказаний. И тут начались звонки с предприятия. Многие противопоказания волшебным образом исчезли из заключений. Но как может исчезнуть, например, искривление носовой перегородки с нарушением носового дыхания? К сожалению, говоря о медицине труда, мы слишком многое декларируем — например, что она должна стоять на страже интересов трудящихся. Но на практике медицинские осмотры рассматриваются многими представителями медицинской общественности как некий эквивалент налога на бизнес. Иногда работодателю кажется, что проще подойти к делу формально и надавить на врача, заставляя снять противопоказания, чтобы заведомо негодный работник продолжал портить свое здоровье. А потом, когда его здоровье совсем ухудшится, просто его уволить.

— Традиционный российский подход: бабы нарожают… Но сейчас в определенных регионах найти непьющего мужчину, способного трудиться на вредном производстве, не так легко. Стоит ли разбрасываться кадрами?

— Есть работодатели, которые это понимают. Материал для своей докторской диссертации я собирала на литейном заводе одной крупной компании. Работодатель был заинтересован в наших усилиях, потому что был обеспокоен появившимися тяжелыми формами профзаболеваний. В течение 10 лет мы ездили на завод и консультировали рабочих. Конечно, показатель профессиональной заболеваемости в результате значительно повысился и оказался гораздо выше среднего по России — мы честно выявляли все случаи. Мои коллеги продолжают эту работу до сих пор. Уникальность ситуации, собственно, не в этом. А в том, что работодатель сам просил нас порекомендовать профилактические меры и готов был вкладывать деньги в здоровье рабочих. Но, к сожалению, у нас нет законодательных механизмов, которые действенно стимулировали бы работодателя в случае выявления профессиональных заболеваний улучшать условия труда. Что происходит в большинстве российских регионов в случае, когда у человека установлено профзаболевание? Работника увольняют, составляют достаточно формальный акт расследования, а потом на то же самое вредное для здоровья рабочее место принимают следующего. А вот в странах Евросоюза закон предписывает поступать наоборот. В Финляндии, например, если выявляется профессиональное заболевание, на предприятие приходит специалист по охране труда. Не работника увольняют, а условия работы приспосабливают к его потребностям. Улучшаются условия труда на этом и аналогичных рабочих местах.

— В некоторых странах на предприятиях не проводят и принятые у нас медосмотры, заменив их специально составленными вопросниками…

—  Да, кое-где периодические медицинские осмотры не проводят вообще, считают их неэффективной тратой средств. В большинстве стран медицинские осмотры проводят, конечно, но делает это один-единственный специалист, а не бригада врачей, как в России. Такие осмотры очень эффективны при наличии специального оборудования и помощи среднего медицинского персонала. Что же касается применения специальных вопросников — да, это самый дешевый и достаточно эффективный способ начального скрининга для выявления заболеваний, И не только профессиональных, кстати. Весь мир так работает. Возьмем, например, токсическую энцефалопатию. Выявить ее на обычном медосмотре сложно, практически невозможно. А вот специалисты финского института медицины труда разработали специализированный вопросник по выявлению этой патологии. Такой вопросник – результат серьезной совместной работы профпатологов с психологами. И он работает. Вообще-то, система медосмотров, появившаяся у нас на предприятиях в 20-е годы, была введена изначально  не для диагностики профессиональных болезней, а для борьбы с инфекционными болезнями. Выявляли, например, трахому, вызывающую слепоту. С тех пор спектр заболеваемости населения кардинально изменился. Но медосмотр на предприятиях по-прежнему включает немало обследований, которые не нужны для диагностики профзаболеваний. Возьмем, например, исследование уровня глюкозы в крови. Его нужно проводить в рамках диспансеризации, но не профосмотра. С другой стороны, наши люди не привыкли при первых же симптомах заболевания идти к врачу. Могут пройти годы. Мои студенты как-то проводили свое маленькое исследование по профессиональной астме, и получили такой результат: заболевший астмой работник обращается к врачу в среднем на восьмом году болезни. Профосмотры, безусловно, было бы преступно отменить в силу недостаточной доступности медицинской помощи в стране. Но вот оптимизировать их, исключить неинформативные исследования и повысить качество было бы очень актуально. Ведь, проводя их формально, работодатели фактически выбрасывают деньги на ветер вместо того, чтобы потратить с пользой. Есть много нюансов, которые хотелось бы исправить. Например, сейчас работодатель не имеет права направить работника на внеочередной медицинский осмотр даже при явном ухудшении его здоровья. Нужно ждать очередного периодического осмотра. Что еще надо сделать? Мы знаем, что 25 миллионов человек у нас в стране трудится во вредных условиях. А что с остальными? Например, с людьми, работающими в непроизводственной сфере. Парадоксальным образом никто не знает, какие у них условия труда и как они влияют на заболеваемость. Но они тоже нуждаются в регулярном медицинском наблюдении. Нужно проводить скрининг, возможно, с вопросниками, чтобы затем сделать необходимые обследования по показаниям.

— Профосмотры не дублируют диспансеризацию?

— Часто бывает, что дублируют. Причиной всему недостаточная координация работы: НИИ профилактической медицины сам по себе, НИИ медицины труда сам по себе. Идея увязать друг с другом профосмотры и диспансеризацию давно витает в воздухе. Можно проводить диспансеризацию по месту работы, например. Это помогло бы сэкономить деньги работодателя и пустить их на профилактические программы, которые, как и вопросники, стоят недорого, но показали свою эффективность. Нужна профилактика, но в нашей стране мало кто умеет делать это по-настоящему хорошо. Само это понятие часто воспринимается как ущербное. Мы почему-то считаем, что профилактика сводится к медицинским мероприятиям. Но они-то как раз самые неэффективные. Существует так называемая пирамида профилактики профзаболеваний. Самая эффективная профилактическая мера – изменение технологии. Если работник капает химическую субстанцию из пипетки под вытяжкой, а не наливает из грязного ведра в бочку, это защищает его лучше всего. Менее эффективны санитарно-гигиенические мероприятия: вентиляция, наушники, снижающие уровень шума, защитные перчатки, кремы, мази… И только когда все эти возможности исчерпаны, остается наименее эффективное — медицинская профилактика. Если она организована неправильно, то может привести к напрасной трате денег. Помню, приехала я в один из заводских профилакториев консультировать пациентов и пришла в ужас. Зима, снег лежит. Людям после работы назначили ванны. После процедуры человек, который уже поступил с заболеванием органов дыхания, с мокрой головой едет домой сорок минут на трамвае. Или выписали всем пациентам из группы риска дорогущие иммуномодуляторы, которые надо применять очень аккуратно. Да их дешевле было бы в Сочи отправить на месяц! Получается, работодатель тратит деньги, а оздоравливающего эффекта не получает.

— Есть ли на предприятиях программы по формированию здорового стиля жизни?

— За рубежом уже лет десять существует программа по укреплению здоровья сотрудников «Health promotion». Наш бизнес тоже начал этим интересоваться. Программа предусматривает самые простые действия, помогающие организовать на предприятии здоровый стиль жизни. Она детально разработана, написано руководство, определяющее буквально каждый шаг. Одно из условий: руководитель предприятия своими действиями должен поддерживать новый корпоративный стиль, в противном случае успех оздоровительной программы будет стремиться к нулю. Он первым должен показать пример. Например, начать бегать по утрам, перейти на здоровое питание.

— Трудновато это будет для некоторых, учитывая наш российский менталитет…

— Это верно. У нас, к сожалению, считается нормальным вообще не думать о своем здоровье. Не измерять давление, не считать калории, не обращаться к врачу, когда почувствовал недомогание. Но, может быть, настал момент для бизнеса внести свой вклад в ситуацию и попытаться переломить её?

— Работодатели обращались к вам с подобными идеями?

— Совместно с группой специалистов по медицине труда мы разработали  для Ассоциации предприятий химической промышленности программу «Здоровье 360».


Оставить заявку
Местонахождение:
109240, Россия г. Москва, Устьинский проезд, дом 2/14